Главная
История
Коллекции
Каталог
Контакты
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16

+7 985 749 31 17

меню

+7 985 749 31 17

Глава 3

О доверии

Любовь и сочувствие —самое лучшее лекарство.

Нюфоцей Бэч

Вновь раздался звонок телефона, это, конечно же, был он, «Н.Б.».

- Ну? Что хочешь сказать? – насмешливо поинтересовался Витя.
Трубка в ответ виновато пыхтела. Потом начала всхлипывать...
- Прости, – сквозь слёзы пропищал жалобный голосок.

Витя добродушно улыбнулся. Уроки были сделаны, и злость на маленького пакостника совсем прошла.

- Ладно, не плачь, бывает всякое... Я на тебя не в обиде. Только скажи, зачем ты мне тетрадку испортил?
- Я хотел, как лучше. Я старался, правда. Не получилось. Торопился очень. Давай я ещё чего-нибудь за тебя сделаю.
- Нет, нет! Не надо! – торопливо отказался мальчик.
- Не доверяешь мне?
- Не в том дело... Просто... Я и сам могу. И у меня лучше получается, согласись, – примирительно сказал Витя не без гордости за свои достижения.
- Да. Ты молодец... На меня не сердишься?
- Да нет, нет же! – уже убеждённо, от всего сердца простив его, отвечал мальчик.
- А ты меня полечишь? А то я совсем больной, правда, – и голос в трубке опять расчихался, захлюпал, и совсем по-детски заплакал.
- Как же я тебя полечу, если не вижу, не слышу, не ощущаю тебя?!. Я даже, как звать тебя, толком не знаю!
- Нюфоцей Бэч, – представился голос из трубки.
- Что это за имя, странное такое?
- Имя как имя. Весьма достойное и благозвучное. Тебя, к примеру «Витя» зовут. На мой взгляд, тоже — ни то ни сё. Маленькое имечко, простенькое... И вообще, знаешь сколько на свете «Вить»? Запутаться можно, где, какой Витя. Я вот – Нюфоцей Бэч, один-единственный с таким именем на всём белом свете. Или ты слыхал где-то ещё такое имя?
- Нет, не слыхал, – откровенно признался Витя.
- Иной раз кажется, что у вас, у людей — ни ума, ни фантазии...
- У нас, у людей?.. А ты кто?
- Вот, в том-то и разница: ты, Витя, — человек, существо, так сказать. А я, Нюфоцей Бэч, — явление, сущность. А в остальном мы в общем-то одинаковые. Во всяком случае, очень похожие.
- Просто мы, люди, большие, а вы — маленькие?
- Не в том дело. Мы всякие бываем, порой даже намного больше людей... Но люди, выбирая в жизни, с кем и для кого им жить, убирают всех лишних: уходят от них, прогоняют, объявляют им войну...
А мы просто выбираем себе кого-то, а для других — не существуем.
- А почему ты меня выбрал?
- Не знаю. Если бы я никого не выбрал, то меня совсем бы не было, - 
Нюфоцей Бэч опять расчихался, раскашлялся, засопел носом. – Ты меня лечить-то будешь? Совсем плохо мне что-то.

- Ладно, сейчас в аптечке лекарства какие-нибудь посмотрю.
- Не надо мне никаких лекарств! Объяснял же тебе, я не существо, я — сущность!
- Как же тогда тебя лечить?
- А ты пожалей меня. Сильно-сильно. И подольше... А?

Витя вспомнил, как в прошлом году он сильно простудился и несколько дней лежал дома. Мама давала ему какие-то горькие пилюли, поила тёплым молоком с мёдом. Но главное — она подолгу сидела на краешке его кровати и держала Витю за руку. И ему казалось, что именно от этого, от тепла маминой руки, от любви и ласки болезнь отступала.

- Нюфесчей... или, прости, как там тебя...
- Нюфоцей Бэч.
- Можно, просто «Нюф» или «Бэч»?
- Нельзя.
- Почему?
- А если я тебя буду называть «Ви» или «Тя»? Тебе понравится?
- Ну, не знаю... Называй, если хочешь. Вообще-то у меня имя простое...
- У меня тоже не сложное. «Нюфоцей Бэч» – разве трудно произнести? Ты просто не привык пока.
- Ладно. Нюфоцей Бэч, мог бы ты дать мне только подержаться за твою руку. Я думаю, что у меня получится тебя полечить.
- Я боюсь.
- Не бойся меня.
- Хорошо. Только ладошку... Погляди на карман.

Из Витиного нагрудного кармана на рубашке действительно высунулась малюсенькая, с мизинец руки человека, ручка и помахала крошечной смешной ладошкой.
Витя осторожно, большим и указательным пальцем приветственно пожал её, почувствовал, какая она живая и тёплая...

Некоторое время он держал её, совсем как мама его руку, когда он был болен.
И вдруг мальчику захотелось вытащить из кармана этого человечка, завернуть во что-то тёплое, прижать к себе... Он покрепче ухватился за ладошку — и потянул...

- Ой-ёй-ёй!!! – раздалось одновременно из трубки и из кармана.
Маленькая ладошка выскользнула из витиных пальцев. И всё стихло.
Витя пошарил в кармане, потыкал в клавиши телефона... Потом бросился на кровать, уткнулся лицом в подушку и горько заплакал. «Что я наделал! Я его обманул! Он больше никогда не вернётся!» – думал мальчик. От слёз и переживаний ему стало невыносимо горько, и он уснул.