Главная
История
Коллекции
Каталог
Контакты
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16

+7 985 749 31 17

меню

+7 985 749 31 17

Глава 14

Почему рвутся карманы?

Если что-то тебе не нравится, если что-то тебе противно до такой степени, что всю твою сущность выворачивает наизнанку, надо просто покрепче зажать эту сущность в кулаке и держать, пока не успокоится.

Нюфоцей Бэч

Витя раскрыл тетрадку и взялся за решение уравнений. Он уже почти заканчивал домашнее задание, которое хоть и не было сложным, но уже порядком надоело. Оставалось совсем немного и мальчик торопился, чтобы скорее с ним разделаться и быть свободным. Но тут вдруг что-то произошло: ручка не писала, мысли стали путаться и вовсе куда-то пропадать, и затем...

Нагрудный карман рубашки внезапно громко затрещал. В образовавшуюся дырку, кувыркаясь, вывалился Нюфоцей Бэч и шлёпнулся прямо на тетрадный лист. За стеклом с карниза испуганно взлетел воробей, но, тут же приземлившись, уставился круглым глазом в комнату, на витин письменный стол, пытаясь понять, что там произошло?

Нюфоцей Бэч, растрёпанный, в расстёгнутом пиджаке кеновского стильного костюма и закинутом за плечо ослабленном галстуке, тут же вскочил, испуганно озираясь, словно отыскивая кого-то. Взгляд его остановился на воробье. Воинственно топнув ногой, Нюфоцей погрозил птице кулаком и обернулся к Вите.

Тот сосредоточенно изучал дырку в кармане, засунув туда указательный палец. Наконец он извлёк палец из дырки и заключил:
- Воробей здесь ни при чём!
- А кто «при чём»? – Нюцефей Бэч сомкнул руки за спиной, скомкав полы расстёгнутого пиджака, исподлобья требовательно буравя взглядом Витю.
- Не знаю. Но я тоже ни при чём, – Витя вновь засунул палец в дырку и внимательно осмотрел разрыв, – тут кто-то изнутри «при чём». Очень даже при чём! – и он строго посмотрел на Нюфоцея.
- А я что?.. Я, честное слово — ничего. Ничего я не делал, – растерянно залепетал тот.
- Но не сам же собой карман порвался? Причём — изнутри. Кто-то или что-то его порвало?
- Порвало, – эхом повторил Нюфоцей Бэч.
- А кто был в кармане? Врун! Зачем ты рвёшь мои карманы? Сейчас как пришлёпну, – Витя широко размахнулся ладошкой, занося её над столом.
- Да ну тебя!!! – Нюфоцей спрыгнул Вите на колени и юркнул в карман брюк. В кармане началась какая-то возня, он раздувался и сдувался, нитки трещали... Затем, раздался треск. Что-то в штанине проскользнуло по витиной ноге, и тёмный комок вывалился наружу.
- А ну, стой! – ловко, словно это был бейсбольный мячик, Витя схватил и зажал в кулаке трепещущее нечто.
- А-а-а-а-а-а! – неведомая сила распирала кулак, пытаясь разжать витины пальцы.
Из кулака высунулась голова: черноволосая, коротко остриженная, кучерявая. Кожа лица этой орущей головы была неестественно-синей. Красные — то ли от натуги, то ли по природе своей — глаза брызгали злобой.
- ...а-а-амм!!! – зажатый в кулаке злобно вцепился длинными и острыми гнилыми зубами в кожу указательного пальца Вити.
- А-а-а-а-а-а!!! – закричал мальчик, невольно продолжая прерванный крик коротышки, и, непроизвольно взмахнув рукой, разжал пальцы. Злобный кусака, описав дугу, шлёпнулся на кровать.
Витя подошёл, пристально разглядывая незнакомца. Он лежал, уткнувшись лицом в краешек подушки, накинув на голову пиджак, вывернутый наизнанку. Брюки тоже были вывернуты, и рваные карманы торчали из них, как покусанные кошачьи уши. Витя не сразу, но всё же узнал в этих измятых тряпках элегантный костюм олиного Кена. «Грабитель! Разбойник! – возмутился мальчик, – куда он дел Нюфоцея?!»

- Где Нюфоцей Бэч? Куда ты его дел?! – Витя двумя пальцами за воротник потянул пиджак с головы коротышки и увидел... подозрительно знакомую рыжую копну волос.

Рыжеволосая голова повернулась и взглянула виноватыми зелёными глазами, слегка улыбаясь губами Нюфоцея Бэча. Это несомненно был он.

- Что это было?
- А что было? – Нюфоцей заморгал глазами, изображая полное непонимание происходящего.
- Посмотри, на тебе костюм наизнанку, – намекнул на происшествие Витя, надеясь постепенно докопаться до истины.
- Ну, да. Наизнанку. А что? Может, мне так нравится!
- И карманы все разодраны.
- Карманы..., – Нюфоцей задумался, не находя, что ответить, оглядел себя, смутился и пополз за подушку выворачивать костюм и переодеваться.
- Ты сейчас совсем другим был, Нюфоцей! Страшным, синим, противным... бешенным!
- Да-а-а? И что я делал? – рыжая голова высунулась из-за подушки.
- Бесился!
- А ты?
- А я тебя поймал. И зажал в кулаке.
- А я?
- Сопротивлялся, брыкался... потом кусаться начал...
- Ух, ты!
- Да это не я «ух», это ты «ух»! Видел бы ты себя! Я даже испугался.

Нюфоцей Бэч, насколько это было возможно, расправил на себе костюм, пригладил волосы и вышел из-за подушки.

- Знаешь, я не хотел тебя пугать, но со мною действительно бывает...
- Что бывает?
- Ну, вот такое... бывает. Выворачивает меня наизнанку. Всего выворачивает. И я становлюсь не таким, какой я есть. Изворачиваюсь противоположной стороной своей сущности.
- И как часто?
- Да как надоедает сильно что-нибудь или уж очень не по мне, так вот и выворачивает меня, – Нюфоцей глянул на Витю виноватыми зелёными глазами, – начинаю всё вокруг ломать, бить, рвать, грызть...
- И что делать?
- А ты что делал?
- Да ничего особенного. Зажал тебя в кулаке.
- Во! Верно! Если что-то тебе не нравится, если тебе противно до такой степени, что всю твою сущность выворачивает наизнанку, надо просто покрепче зажать её в кулаке и держать, пока не успокоится.
- А как же я узнаю, когда тебя держать надо?
- За собой следи. Если тебе что-то не нравится, то я уже начинаю заводиться, если тебе противно, мне ещё противнее, если тебе надоело, я уже совсем не могу... Вот и держи меня покрепче.
- Слушай, Нюфоцей, зачем ты мне вообще нужен? Одни заботы и хлопоты с тобой. Жил же я без тебя!
- Так ты и без зубов когда-то жил. Когда только родился.
- Знаю. Потом молочные были. Выпали. Постоянные выросли... А ты «молочный» или «постоянный»?
- Вроде постоянный. От тебя вообще-то зависит. Может, и изменюсь, крепче стану. Зубы же не одновременно меняются. Постепенно. Один выпадает, на его месте постоянный вырастает, а рядом ещё молочный растёт. Не очень и заметно...
- Так значит, ты теперь мне на всю жизнь? Как зубы?
- Не знаю. Зубы тоже выпадают. У одних — раньше, у других — позже. Кто о зубах заботится — тот всю жизнь с зубами живёт.
- Ладно, хватит зубы заговаривать. Буду о тебе заботится, – сказал Витя и полез в шкаф за ниткой и иголкой, зашивать карман, чтобы не потерять Нюфоцея.